Концессионные облигации – это механизм финансирования экономики роста

Юрий Сизов, первый заместитель генерального директора ЗАО «Лидер», уверен в том, что институциональные инвесторы вскоре смогут активно использовать концессионные облигации в качестве инструмента для инвестирования в инфраструктурные проекты.

Негосударственные пенсионные фонды смогли накопить немалые деньги, у них есть потребность вкладываться в долгосрочные инвестиционные проекты. Но нужен финансовый инструмент, а также понятный механизм, как соединить эти две потребности. Учитывая нормы действующего законодательства и опыт реализации концессионных проектов в России, таким инструментом могут стать концессионные облигации. Но существует несколько препятствий, которые не позволяют пока назвать этот финансовый инструмент тем самым мостом, который соединит институциональных инвесторов с инфраструктурными проектами.

Первый момент - это отсутствие государственного органа, который мог бы стать лидером процесса изменений в сфере регулирования концессионных облигаций. А эти изменения надо не только готовить, но и проводить по цепочке в системе государственной власти. На данный момент, к сожалению, сложно определить, кто же занимается законом «О концессионных соглашениях». Им занимается Минтранс России, Минэкономразвития России, Минфин России и частично Минрегион России. Поправки от этих организаций сходятся в этот закон и зачастую начинают конфликтовать между собой. Координатора нет, и в результате эффективность этой работы серьезно страдает.

Представляется разумным, если бы таким координатором стал мегарегулятор финансового рынка - Банк России. Профессиональное сообщество, со своей стороны, совместно с экспертами может подготовить некую дорожную карту четкого продвижения различных поправок в самые разные законы. Начать необходимо с институализации инструмента. Опыт такой в современном законодательстве уже был, когда 10 лет назад появился новый инструмент: ипотечные облигации. Он был прописан в законе, и занял свое место рядом с государственным облигациями.

На протяжении последних четырех лет мы видели, как на рынке формировался новый инструмент - концессионных облигации. Он стоит между государственными и корпоративными облигациями, так как в концессионном соглашении одна из сторон - концедент – это государство. Оно совершенно четко определяет правила игры, проверяет и подтверждает финансовый поток, определяет правила контроля и мониторинга процесса реализации проекта.

В поле проекта появляются различные консультанты, рейтинговые агентства, то есть целая инфраструктура, которая следит за проектом и за выполнением финансового плана, которая может информировать инвестора о возможных проблемах как на уровне строительства, так и на уровне эксплуатации. Соответственно, институциализация такого инструмента как облигации концессионера возможна либо в законе «О концессионных соглашениях», либо в законе «О секьюритизации». Это точечная поправка, которая не требует специального закона.

Второй момент заключается в необходимости уравнения уже существующих концессионных облигаций с другими финансовыми инструментами, так как существующее законодательство не видит концессий как таковых. Закону «О концессионных соглашениях» в следующем году будет 10 лет, но сама эта тема медленно проникает в другие нормы законодательства. Например, есть 185 - ФЗ закон о реформировании - ЖКХ. В рамках этого закона был создан специальный фонд, из которого государство может помогать субъектам Федерации субсидировать процентную ставку по кредиту. И когда происходит расчёт любого проекта с использованием концессионных облигаций, он начинает автоматически проигрывать из – за односторонней господдержки, оказываемой по кредитам.

Третий момент – это срок концессий. Если, например, на проект создания платного участка трассы М1 было заключено концессионное соглашение почти на 40 лет, а срок амортизации по Минфину составляет 30 лет, здесь не возникает каких-то проблем. Но концессионные соглашения на спортивные объекты были заключены на срок не более 10 лет. Здесь возникает ситуация, когда Минфин считает срок амортизации как срок концессионного соглашения. То есть здание должно быть амортизировано за 10 лет, и значит возникает дополнительный налог на прибыль. Таким образом, существующее законодательство вроде бы и не против этих инструментов, но условия их работы имеют дополнительные сложности по сравнению с банковскими кредитами.

Получается так, что российская инфраструктура и российские капиталоемкие проекты обречены на то, чтобы найти внутренний российский спрос, так как иностранные инвестиции оказываются слишком дорогими. А российские пенсионные фонды, видимо, обречены на то, чтобы в эту инфраструктуру осуществлять инвестиции. Для соединения этих сторон осталось отрегулировать внутренний инструментарий для того, чтобы этот поток из ручейка превратился в полноводную речку.


28.04.2017