Между ростом тарифов на удаление отходов и улучшением качества услуги должна существовать прямая связь

Председатель Комиссии Общественной палаты РФ по экологии и охране окружающей среды Альбина Дударева подробно рассказала о процессе формирования тарифов на удаление отходов, а также остановилась на главной цели - создание рынка продукции, производимой из вторичных ресурсов, что в перспективе сможет привести к отказу от платы за отходы.

По мнению Альбины Дударевой, должна существовать прямая связь между ростом тарифов на утилизацию отходов и улучшением качества услуги. Необходимо, чтобы в конечном итоге кроме самой услуги по удалению отходов произошли переход к выпуску какой-то продукции, создание рынка продукции, производимой из вторичных ресурсов, и в перспективе отказ от платы за отходы. Но для этого необходим некий технологический передел. Например, отходы поступают на станцию обработки отходов, сортируются в автоматическом режиме на фракции, в результате получается ряд вторсырья. Такие предприятия уже существуют, в частности есть опыт Костромы, который показывает, что 22% ТКО извлекают и продают на рынке. Таким образом уменьшаются издержки на выполнение производственной программы, за счет этого тариф становится ниже.

Зачастую возникает вопрос, как формируется тариф, какие операции может включать в себя. В этой связи можно рассмотреть два тарифа в привязке к технологическим решениям, к примеру, Чувашия и Кострома. В обоих случаях тарифы приняты по старой системе. Тем не менее, в производственной и инвестиционной программах уже появились затраты на новый технологический цикл – на строительство мусороперерабатывающих предприятий и современных объектов захоронения отходов. В Чувашии ЗАО «Управление отходами», построив полуавтоматическую сортировочную станцию, оперирует тарифом и инвестиционной надбавкой, которые разделяются, потому что тариф – это затраты и доходы, компенсирующие производственный цикл, а инвестиционная надбавка включается в том случае, если в производственный цикл были вложены инвестиции. Это подразумевает гарантию возврата инвестиций, которую государство дает инвестору, чтобы он мог компенсировать свои финансовые затраты. И тариф, и инвестиционная надбавка включаются в плату гражданам, хотя регулируется это разными документами. Тариф разрабатывается на основе производственной программы, а надбавка – на основе инвестиционной программы, это делает инициатор проекта, он же представляет документы в местные органы регулирования тарифов, там их рассматривает комиссия и выносит решение: компенсировать либо все затраты, либо часть затрат. Компенсация части затрат возможна, когда, например, в случае модернизации производства могут быть ошибочные технические решения. Поэтому несправедливо было бы заставить население расплачиваться за эти ошибки. Достаточность и необходимость программы определяется методическими рекомендациями, устанавливающими состав затрат, которые могут быть приняты в рамках тарифа. Данная методика выпущена в конце 2016 года. Возвращаясь к автоматической сортировке, которая начала работать в Костроме: за счет прибыли, вырученной от продажи вторсырья, из тарифа вычитается значительная сумма. Цель всей системы регулирования – отказаться от оплаты утилизации, оставив оплату только логистической составляющей.

По мнению Альбины Дударевой, сегодня изучается опыт сопоставимых по технологическим решениям предприятий. Например, Чувашия и Новокузнецк: у обоих есть полуавтоматическая сортировочная станция. Сравнив, каким образом у них разработаны документы для обоснования тарифов, можно понять, какие затраты были понесены предприятиями и каким образом это отразилось на тарифных решениях. Будущие мусоросжигательные заводы «РТ-Инвест» – 4 в Подмосковье и 1 в Казани также рассматриваются с этой точки зрения. В документах «РТ-Инвест» по обоснованию тарифных решений, которые поступили на экспертизу, видно, что их тариф составляет 1746 руб./т. Это предполагаемый тариф на утилизацию без учета инвестиционной надбавки. Но исходя из предстоящих капитальных затрат, можно сделать вывод, что инвестиционная надбавка будет около 7 тыс. руб./т. Операционные затраты на таком производстве тоже достаточно высоки. Но случай с проектами компании «РТ-Инвест» особый, ведь часть их затрат компенсируется. Понятно, что относиться к любой технологической работе с отходами необходимо с точки зрения тарифных решений. Поэтому правительствам Москвы и Московской области предложили сначала сформировать производственную и инвестиционную программу данного рода предприятий и только потом принимать решение, нужно ли реализовывать данную технологию. Это актуально для всех субъектов Федерации.

Ведь, когда приходит хозяйствующий субъект, чтобы заключить концессионное соглашение для долгосрочной работы, специально уполномоченные органы субъекта РФ должны внимательно рассмотреть предлагаемые технологические решения. Один инвестор предложит утилизировать путем термической переработки, другой – путем сортировки. Каждое технологическое решение нужно сопоставлять с расходами и смотреть, как это отразится на тарифах.

Также стоит учесть, что в конце различных технологических процессов образуются отходы различных классов опасности. Если после сортировки образуются безопасные отходы – V класса опасности, которые при размещении на полигоне не оказывают негативного воздействия на природу, – то на заводах по термической переработке образуется два вида отходов – это зола (III класс опасности) и шлак (IV класс опасности), которые подлежат захоронению на специальном полигоне после цикла обезвреживания. Подчеркнула, что этот цикл обезвреживания обязательно должны учитывать при тарифообразовании. И в программе должен присутствовать не только сам объект по термической переработке, но и объект захоронения, который является конечным для данного технологического цикла.

Кроме того, как отметила Альбина Дударева, существуют способы использования шлаков в строительстве. Такое решение предложила компания Mitsubishi на совещании, проводимом Минпромторгом РФ. Но инвестиционные затраты при этом также достаточно высоки. На том же совещании присутствовали представители московского завода EVN, у которого большие проблемы с захоронением золошлаков. Этому предприятию было предложено рассмотреть данное технологическое решение и, может быть, в конце своего технологического цикла вместо объекта захоронения использовать данную технологию и производить строительный материал, который может быть продан на рынке, а не захоронен, и не навредит окружающей среде.

Альбина Дударева отметила, что при рассмотрении тарифной системы столкнулись с тем, что, утверждая инвестиционные программы, органы регулирования на местах не отменяют производственных программ, утвержденных ранее. Допустим, появилось современное предприятие с инвестиционной надбавкой, а рядом находятся два полигона, у которых ее нет. Круг потребителей данной услуги один и тот же. Куда повезет транспортная компания, если у нее есть два полигона, находящиеся рядом? Конечно, туда, где дешевле. Конкурентная среда неравнозначная. Данный вопрос был направлен в органы регулирования ФАС РФ и находится на рассмотрении. Альбина Дударева выразила надежду, что данный орган государственного регулирования грамотно и квалифицированно сможет объяснить ситуацию всем участникам рынка.

При этом в цепочке «сбор и накопление отходов» также существуют большие перекосы. Если это многоквартирный дом, то региональный оператор имеет дело не с каждой квартирой, а с управляющей компанией, которая предоставляет инфраструктуру по сбору и накоплению отходов. Как правило, эти расходы включаются в общедомовые, в которых заключено обслуживание контейнерной площадки, ее уборка.

Нужно понять, из каких расходов состоит вся цепочка. Исходя из того, что деньги за эту услугу остаются у управляющих компаний, тариф расщепляется на много составляющих. Нужно собрать их воедино, сделать какой-то шаблон. Координационный совет как раз ведет эту аналитическую работу, и скоро мы сможем дать подробный отчет о том, как все это работает, рекомендовать переход на новую систему регулирования (либо остаться в старой системе), но главное – детально рассмотреть, какова реальная стоимость услуг по обращению с ТКО.

Альбина Дударева прокомментировала момент перехода права собственности на отходы применительно к жилому сектору. Собственник отчуждает свои отходы, выбрасывая их в контейнер. И та организация, которой принадлежит этот контейнер, становится собственником отходов. После того как транспортная компания забирает отходы, она становится их собственником. Недавно на научно-техническом совете один из операторов предложил извлекать из отходов, находящихся в контейнерах, вторичное сырье. В Москве тоже была такая инициатива, когда ставили между контейнером и транспортной компанией цикл, который подразумевал сортировку отходов. Альбина Дударева считает такой эксперимент неверным и незаконным, потому что, разрабатывая инвестиционную и производственную программу, сортировочные станции исходили из того, что часть своих инвестиционных затрат компенсируют за счет реализации ВМР. Если этого не будет, разрушается все экономика процесса. Да, собственность отчуждается, когда отходы выбрасывают в контейнер, но это не означает, что любой может залезть в контейнер и вытащить полезные фракции. Ответственность за сохранность содержимого контейнеров несет организация, которая их поставила в местах общего пользования. Компания, осуществляющая сбор и транспортирование отходов, либо заключает договор с собственником земли, на которой располагается контейнерная площадка, либо предоставляет контейнеры в аренду. В случае аренды земли компания несет ответственность за содержание участка. И в этом случае оплата для граждан уже строится иначе, в договор между собственником жилья и транспортной компанией войдет еще одна составляющая – за содержание контейнерной площадки. В этом случае деньги пойдут не в управляющую компанию, а в транспортную. Но это не такой уж распространенный случай, как правило, контейнеры предоставляются в аренду.

В случае внедрения раздельного сбора надо понимать, кто будет выгодоприобретателем. Человек может разделить свои отходы по нескольким бакам, но каковы дальнейшие правоотношения? Был задан вопрос операторам по утилизации отходов, в частности в Костроме, насколько им важно, разделяются отходы или нет. Они ответили, что на данный момент им по большому счету все равно. В случае внедрения раздельного сбора они выигрывают в качестве сортировки, но проигрывают в логистике. Например, в мусоровоз входит 300 кг ПЭТФ-тары, а это по существу пустой пробег. В объеме 18 м3 он везет не несколько тонн отходов, а несколько килограмм. Также нужно отметить, что на данный момент многие фракции, которые могли бы быть вовлечены во вторичный оборот в качестве вторичного сырья, не используются. Например, компост или альтернативное топливо. Современные технологии позволяют извлекать их и производить такое вторсырье, но, к сожалению, на рынке нет потребности в этих продуктах. Такую востребованность необходимо формировать.

Например, если бы Министерство сельского хозяйства обратило внимание на то, что для него могут производить биокомпост для программы восстановления нарушенных земель, то эта программа могла бы быть потребителем такого продукта, прошедшего специальную подготовку и сертификацию, и начал бы развиваться целый пласт экономики. Одна из важнейших задач: надо создавать рынок. Из 85 % отходов можно производить товарную продукцию; только по ЦФО возможно извлечение ресурсов до 70 млрд т в год. Эти расчеты мы проверяем на опыте Костромы. Работу этого завода можно назвать пилотной, исследовательской. Ведь Кострома – это типовой город с типовым морфологическим составом отходов и типовыми климатическими условиями, как в остальных субъектах Центрального федерального округа.

Впрочем, и другие «первые ласточки» переработки отходов выполняют исследовательские функции. Оператор рынка из Новокузнецка, у которого на заводе похожая, но менее автоматизированная система, выяснил, что в связи с кризисом очень изменилась морфология отходов, она стала беднее; стало гораздо меньше упаковки, алюминия. И это не связано с тем, что может идти отбор у контейнеров, их объективно стало меньше. Поэтому при изучении рынка для формирования инвестпроектов необходимо учитывать и его волатильность. Морфология отходов может измениться, продукция может измениться. Система обращения с отходами стабильна только в том, что отходы надо удалять.

Эксперты координационного совета по развитию отрасли обращения с отходами Ассоциации межрегионального социально-экономического взаимодействия «Центральный Федеральный Округ» ведут постоянную работу. Например, анализируют принятые субъектами тарифы. Но, если в 2015 году такое исследование приводилось применительно ко всем муниципальным образованиям ЦФО и оно продемонстрировало колоссальный разброс средней стоимости услуги по удалению отходов для граждан (от 134 руб. в Смоленской до 3 тыс. руб. в Рязанской области), то в 2017 году акцент делается на взаимосвязи технологических и тарифных решений – сравниваем издержки и доходы по производственным программам, капитальные и операционные затраты, а также сроки окупаемости тарифов по инвестиционным программам, изучаем условия концессионных соглашений. Каждое технологическое решение нужно сопоставлять с расходами и смотреть, как это отразиться на тарифах. Участие в модернизации существующих объектов или создание новых требует привлечения большого объема финансовых средств. Естественным желанием любого инвестора является возврат инвестиций в максимально короткий срок и получение прибыли. Для этого инвестору необходимы тарифы на услуги по обращению с ТКО, обеспечивающие достижение поставленных целей. Одной из задач регулятора при установлении тарифов является соблюдение баланса интересов организаций, оказывающих услуги по обращению с ТКО, и их потребителей, большую часть которых составляет население.

Информационное агентство ИНВЕСТИНФРА www.investinfra.ru по материалам журнала «Твердые бытовые отходы»


Статьи в этой категории
22.08.2017