Летом 2017 года новосибирское региональное отделение политической партии «Российская объединенная демократическая партия «Яблоко» обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Экология-Новосибирск» и Правительству Новосибирской области о применении последствия недействительности концессионного соглашения. Юрист практики по инфраструктуре и ГЧП «Качкин и Партнеры» Олеся Дубровских комментирует данный процесс и отмечает, что суд по итогам рассмотрения дела по существу в судебном постановлении должен будет дать правовую оценку, в том числе, относительно права политической партии на обращение в суд с требованием о применении последствий недействительности сделки.

5 октября 2017 года состоялось предварительное судебное заседание по делу № А 45-24382 / 2017, на 31 октября 2017 года назначено следующее судебное заседание.

В июле 2016 года между ООО «Экология-Новосибирск» и Правительством Новосибирской области было подписано концессионное соглашение. С целью соблюдения порядка заключения концессионного соглашения концедентом был проведен конкурс, на участие в котором была подана только одна заявка со стороны ООО «Экология-Новосибирск», компании, созданной специально для реализации данного проекта.

Проект мгновенно вызвал волну недовольства со стороны общественности, депутатов, организовывались протесты, в результате была направлена жалоба в прокуратуру для осуществления проверки. А уже 25 августа политическая партия «Яблоко» подала исковое заявление в суд.

В преддверии президентских выборов рассматриваемый кейс, когда политическая партия инициирует судебное разбирательство, связанное с применением последствий недействительности сделки, имеет немаловажное значение.

Может ли политическая партия или иное лицо, которое не является стороной возникших гражданско-правовых отношений, обратиться в суд с подобными исковыми требованиями?

Конституцией Российской Федерации, а также процессуальными кодексами каждому гарантируется право на судебную защиту.  

Исковое заявление сформулировано следующим образом: «о применении последствия недействительности концессионного соглашения». Такая формулировка свидетельствует о том, что истец (политическая партия «Яблоко») считает концессионное соглашение ничтожной сделкой, что означает, что сделка недействительна, независимо от ее признания таковой (пункт 1 статьи 166 ГК РФ).

Пункт 2 статьи 168 ГК РФ содержит норму, согласно которой сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Поскольку истец является политической партией, полагаем, что исковое заявление было подано с целью защиты публичных интересов и прав и интересов неопределенного круга лиц.

Пунктом 3 статьи 166 ГК РФ предусмотрено, что требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях - также иное лицо.

Соответственно, гражданское законодательство ограничивает перечень лиц, которые вправе оспорить сделку, что направлено на поддержку стабильности гражданского оборота и недопущение злоупотребления правами. Более того, пунктом 5 статьи 166 ГК РФ законодатель лишает правовой силы заявления недобросовестного лица, ссылающегося на недействительность сделки.

Однако Верховный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» дал разъяснения, согласно которым иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица, и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки.

Такая позиция Верховного Суда Российской Федерации влечет за собой расширение круга лиц, получающих право на заявление о недействительности сделки и применение последствий такой недействительности.

АПК РФ содержит правила о предъявлении исковых требований в защиту интересов неопределенного круга лиц. Согласно части 2 статьи 53 в случаях, предусмотренных АПК РФ и другими федеральными законами, организации и граждане вправе обратиться в арбитражный суд в защиту прав и законных интересов других лиц.

Политическая партия является некоммерческой организацией (статья 50 ГК РФ) - соответственно, она может быть субъектом, имеющим право на предъявление иска в защиту неопределенного круга лиц, если такое право предусмотрено в законе.

Федеральный закон от 11.07.2001 № 95-ФЗ «О политических партиях» не содержит прямого права на обращение политической партии в суд за защитой интересов неопределенного круга лиц или публичных интересов.

Однако устав политической партии может содержать положения о защите идей социальной справедливости (понятие в законе не раскрыто). Также указанный закон о политических партиях содержит право политической партии защищать свои права и представлять законные интересы своих членов (подпункт (и) части 1 статьи 26 Федерального закона от 11.07.2001 № 95-ФЗ «О политических партиях»).

Руководствуясь таким правом, политические партии обращаются в суд, в том числе, с требованиями об отмене нормативных и ненормативных правовых актов, оспаривании сделок, указывая на то, что действия политической партии направлены в защиту интересов третьих лиц.

Судебные инстанции при рассмотрении заявлений политических партий указывают на то, что закона, наделяющего политическую партию правом на обращение в суд в защиту неопределенного круга лиц, не принято (например, такой вывод был сделан в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 01.03.2003 № ГКПИ03-149, Апелляционном определении Липецкого областного суда от 29.09.2014 по делу № 33-2608 / 2014).

Ранее политическими партиями также предпринимались попытки оспорить правоотношения в сфере реализации концессионных соглашений через оспаривание решений о заключении концессионного соглашения. Но эти попытки не увенчались успехом. Например, Верховный Суд Российской Федерации по делу № АКПИ 16-1367 отказал в принятии заявления Регионального отделения политической партии Российский объединенный трудовой фронт Забайкальского края «РОТФРОНТ» о признании недействительным распоряжения Правительства РФ от 29.08.2014 № 1662-р «О заключении концессионного соглашения в отношении объектов, предназначенных для взимания платы, используемых в целях обеспечения функционирования системы взимания платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн».

Особенность рассматриваемого дела состоит в том, что политическая партия обратилась с исковым заявлением в арбитражный суд. АПК РФ не содержит правило об отказе в приеме искового заявления, в частности, если в суд обратилось лицо, не обладающее правом на предъявление соответствующего требования в суд. Таким образом, суд по итогам рассмотрения дела по существу в судебном постановлении должен будет дать правовую оценку, в том числе, относительно права политической партии на обращение в суд с требованием о применении последствий недействительности сделки.