Марк Вайзман, Президент Инвестиционного Совета Пенсионного Фонда Канады, объясняет, как его Фонд оценивает инвестиции в инфраструктурные проекты, определяет риски, связанные с ними и подчеркивает важность государственной правовой базы для реализации инвестиционных проектов.

Хорошие новости для государств, ограниченных дефицитом бюджета и большим объемом долговых обязательств, но которые хотят сейчас построить или восстановить важнейшие инфраструктурные объекты. «Сейчас существует огромный объем капитала, который заинтересован в инвестициях.» говорит Марк Вайзман, Президент и Исполнительный Директор Инвестиционного Совета Пенсионного Фонда Канады с капиталом в 172 миллиарда долларов. Большая часть этого капитала доступна из таких источников, как пенсионные фонды и фонды управления государственным имуществом.

Но, зачастую является сложным объединить интересы кредиторов и государственных заемщиков в проектах, которые окупаются, как говорит Вайзман, в течении четверти века, в отличие от проектов с быстрой окупаемостью. На развивающихся рынках, сложно найти такой режим гос регулирования, который бы существенно снизили риск для институционального инвестора, который отдает предпочтение низкому уровню риска и доходности.

Зачем инвестировать в инфраструктуру? Наш фонд является долгосрочным инвестором. Мы инвестируем для того, чтобы обеспечить обязательства, которые по природе своей относятся к нескольким поколениям, поэтому мы должны обеспечить пенсионные выплаты через 25, 50, 75 лет. И когда мы об этом задумываемся, сопоставляем это с характеристиками инвестиций в инфраструктуру, мы понимаем, что это тот тип активов, в который нам хотелось бы инвестировать.

С точки зрения институционального инвестора, мы не рассматриваем эти инвестиции в той же манере, что и инвестиции в недвижимость в нашем портфеле, которые могут резко повысить его стоимость. Мы ориентируемся на их «скучные», предсказуемые, долгосрочные финансовые потоки. Таким образом, чем более предсказуемый будет актив, тем больший интерес он для нас будет представлять, тем больше мы готовы в него инвестировать.

Наш фонд является долгосрочным инвестором. Мы инвестируем для того, чтобы обеспечить обязательства, которые по природе своей относятся к нескольким поколениям, поэтому мы должны обеспечить пенсионные выплаты через 25, 50, 75 лет.

Хочу привести пример того, как мы моделируем наши инфраструктурные активы. Одним из требований, на которых настаивает Фонд, является то, что мы не предусматриваем механизма выхода из проекта. Другими словами, когда мы покупаем актив, мы предполагаем, что мы будем держать его у себя до конца концессии.

Продолжение темы – тут.

Соб. Инф.